Петроградская боевая организация (ПВО) — чекистский миф или реальность?

14 мая 2010 - Odin

Первое сообщение о деле ПВО появилось в газете «Известия ВЦИК» 24 июля 1921 г. Материал «Раскрытые заговоры. ..... В этом же номере были опубликованы сообщение, что коллегия Петрогубчека постановила 24 августа расстрелять 61 участника организации, и список расстрелянных

Первое сообщение о деле ПВО появилось в газете «Известия ВЦИК» 24 июля 1921 г. Материал «Раскрытые заговоры. Выдержки из доклада ВЧК о раскрытых и ликвидированных на территории РСФСР заговорах против Советской власти в период мая — июня месяцев 1921 г.» содержал несколько подзаголовков: Петроградский заговор, заговор Савинкова, партия социал-революционеров и бандитизм, меньшевики. Здесь, в частности, сообщалось, что Петроградская губчека в начале июня раскрыла и ликвидировала крупный контрреволюционный заговор. По делу арестованы «сотни членов объединенных боевых и террористических организаций, обнаружены штабные квартиры, найден динамит, оружие, тайная типография, отобрана уличающая переписка». Организация называлась Областным комитетом союза освобождения России, который состоял из ряда организаций: Боевого комитета, Народного комитета восстания, Петроградской народной боевой организации, Объединенной организации и др. Главарями заговора назывались В. Н. Таганцев и В. И. Орловский(1). Статья была перепечатана в «Петроградской правде» 26 июля 1921 г.(2) 31 августа 1921 г. газета «Известия ВЦИК» опубликовала развернутое сообщение Президиума ВЧК от 29 августа о раскрытии в Петрограде заговора. Здесь уже подчеркивалось, что «наиболее значительной из ликвидированных организаций является Петроградская боевая организация(3). Наиболее подробно написала об этом 1 сентября 1921 г. газета «Петроградская правда», вышедшая в отличие от предыдущих и последующих номеров на четырех страницах. Здесь были помещены уже упомянутое сообщение Президиума ВЧК и доклад председателя Петроградской губчека Б. А. Семенова на пленуме Петроградского совета 31 августа о составе и замыслах Петроградской боевой организации, руководимой профессором В. Н. Таганцевым. В частности, упоминалось, что Таганцев предлагал «сжигать заводы, истреблять жидов, взрывать памятники коммунаров », а 90% участников организации из более чем 200 человек составляли «потомственные дворяне, князья, графы, бароны, почетные граждане, духовенство и бывшие жандармы». В этом же номере были опубликованы сообщение, что коллегия Петрогубчека постановила 24 августа расстрелять 61 участника организации, и список расстрелянных(4).

Дело ПБО получило очень широкий общественный резонанс в стране и за границей. Хотя расстрелы обвиненных в «контрреволюции» шли регулярно и до, и после этого, но в данном случае жертвами стали известные деятели российской культуры: поэт Н. С. Гумилев, профессора Н. И. Лазаревский, С. А. Ухтомский, В. Н. Таганцев, М. М. Тихвинский и др. Было известно, что деятели культуры пытались спасти Н. С. Гумилева; что о сохранении жизни М. М. Тих-зинскому и В. Н. Таганцеву их родственники и А. М. Горький обращались непосредственно к В. И. Ленину. Поражала также крайняя жестокость приговора в условиях уже в основном закончившейся гражданской войны: всего было расстреляно свыше 90 человек. В это число входили три группы: 61, 18 и 8 человек, а также несколько отдельных смертных приговоров(5). В первой группе расстрелянных было 16 девушек и женщин, в том числе жена В. Н. Таганцева — Надежда Феликсовна(6). Официальная версия вызывала недоверие тем, что даже среди первого списка расстрелянных значительную часть составляли не аристократы и дворяне, а простые матросы, служащие и крестьяне.

Поэтому уже в начале 1920-х гг. в общественном сознании формируются две основные точки зрения: 1) на самом деле никакой организации не существовало, а создание ее — дело рук следователей Петербургского ЧК и руководства ВЧК; . чекисты разгромили реально существовавшую антисоветскую контрреволюционную организацию, мощную и разветвленную.

Но многие годы в нашей стране обе эти точки зрения могли существовать лишь на уровне слухов, разговоров, официальных отрывочных сообщений. Постепенно стали появляться новые документы. В 1970-е гг. в полном собрании сочинений В. И. Ленина были впервые опубликованы его записки по поводу М. М. Тихвинского, В. Н. Таганцева и М. К. Названова(7). Лишь в 1978 г. официальную позицию достаточно подробно изложил в своей монографии Д. Л. Голинков. Он писал, что «дело ПБО» началось с раскрытия подпольной группы бывших участников кронштадтского мятежа. Один из арестованных дал показания. В дальнейшем выяснилось, что Объединенная организация кронштадтских моряков является частью ПБО, во главе которой стояли В. Н. Таганцев, бывший подполковник В. Г. Шведов и бывший лейтенант артиллерии Ю. П. Герман. Таганцев дал откровенные показания в конце июля 1921 г. Следствие установило, что в ПБО входили профессорская и офицерская группы, имелась связь с группой «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов», а также с представителями американской, английской, финской и французской разведок. ПБО занималась политическим и экономическим шпионажем, вела террористическую деятельность (ее руководителем был бывший матрос В. И. Орловский). Из террористических актов указывались сожжение трибуны на площади Урицкого (Дворцовая площадь) в ночь на 1 мая 1921 г. и взрыв с целью уничтожения памятника Володарскому на Конногвардейском бульваре (бульвар Профсоюзов). Общее число арестованных составило более 200 человек. При арестах подозреваемых погибло пять чекистов: они были застрелены П. В. Лебедевым, В. Г. Шведовым и Старком.

Д. Л. Голинков также подчеркнул, что Ленин крайне внимательно отнесся к обращениям в защиту арестованных. В частности, в случае с инженером-технологом М. К. Названовым было принято решение Политбюро ЦК о его освобождении(8).

Новые материалы, уточняющие и дополняющие позицию ВЧК по этому делу, опубликовал в последние годы А. М. Плеханов. Он отметил, что организация Таганцева называлась «Союз освобождения» и с 1919г. была связана с английским разведчиком Полем Дюксом. Разоблачение организации произошло с помощью А. О. Опперпута. Арестованный в апреле 1921 г., он, познакомившись с Таганцевым, вычислил руководителей заговора. В книге А. М. Плеханова также впервые опубликованы справка Ф. Э. Дзержинского Ленину по этому делу, датированная серединой июня 1921 г., и записка Дзержинского начальнику Секретного отдела ВЧК Т. П. Сам-сонову, в которой, в частности, говорилось: «За делом Таганцева надо наблюдать. Имеет огромное значение. Можно разгромить все очаги правых белогвардейцев. Не стоит ли важнейших перевести в Москву в нашу одиночку?.. Это дело может нам раскрыть пружины Кронштадтского восстания»(9). Как видно, председатель ВЧК был убежден, что организация Таганцева вполне реальна и раскрытие ее имеет крайне важное значение.

Вместе с тем с конца 1980-х гг. в ситуации смягчения цензуры и последующей ее ликвидации в советской и затем российской печати стало появляться все больше материалов о «деле ПВО ». Естественно, что в первую очередь публикации были посвящены Н. С. Гумилеву. Отсутствие сомнений в его виновности и призыв по прошествии стольких лет амнистировать поэта и его творчество очень быстро сменились сомнениями в правильности приговора, а затем и убеждением в его невиновности(10).

Важным моментом стала перепечатка в 1991 г. двух статей из эмигрантской газеты «Последние новости» от 8 и 10 октября 1922 г. с предисловием и примечаниями И. Вознесенского. Особенно интересна статья, датированная 8 октября и подписанная буквой «С.». Из нее видно, что эмигрантские круги наряду со слухами и версиями располагали весьма важной информацией. Здесь указывалось, что выход на Таганцева был получен с помощью агента ПЧК боцмана Паськова с линкора «Петропавловск», который якобы уйдя в Финляндию, установил связи с финской разведкой и белыми организациями, стал руководить курьерской связью между крон-штадтцами в Финляндии и Петроградом. В результате к маю 1921 г. он познакомился с Таганцевым. Автор также сообщал, что Таганцев долгое время отказывался от показаний, но прибывший из МосквыЯ. С. Агранов обещал от имени руководства ВЧК облегчить участь арестованных. В результате 28 июля был подписан договор между Аграновым и Таганцевым. В обмен на полные показания содержалось обязательство гласного суда и неприменения высшей меры наказания. Агранов по прямому проводу разговаривал с Дзержинским. 30 июля Агранов и Таганцев шесть часов ездили по городу в автомобиле, и Таганцев указывал адреса людей, причастных к организации. В ночь на 31 июля было арестовано около 300 человек(11).

Во второй статье говорилось, что расстрелы двух групп (61 и 17 человек) прошли на полигоне Ириновской железной дороги, а 8 человек, обвиненных в связях с французской разведкой, были расстреляны на полигоне Царского Села(12). В комментариях отмечалось, что версия договора подтверждается воспоминаниями профессора А. И. Горбова, освобожденного по просьбе М. Горького, а также сообщалось, что военное положение в Петрограде было отменено 20 сентября 1921 г., но «дело ПВО » на этом не закончилось, а имело свои отклики вплоть до конца 1923 г.(13)

На основании всех этих материалов в 1990-е гг. в кругах последовательных противников советского режима складывается еще одна версия относительно ПБО. Считать, что не было «ни организации, ни антикоммунистических действий » — это «может восприниматься как оскорбление памяти людей, участвовавших в движении сопротивления тоталитарному режиму». Но одновременно «жесткой боевой разветвленной организации все-таки не существовало», «в массе арестованных по «делу ПБО » можно выявить несколько структурно организованных групп (вокруг Н. С. Гумилева, вокруг Ю. П. Германа), имевших зарубежные контакты и внешнее финансирование ». Таким образом, «часть людей, арестованных по этому делу, была объединена неформализованными связями в небольшие объединения, включенные в разной степени в антисоветскую и антикоммунистическую деятельность »(14).

В то же время в общественном сознании все больше утверждается версия о полной фальсификации дела ПБО. Этому особенно способствовало позиция Генеральной прокуратуры РФ. Дело в том, что в соответствии с Законом «О реабилитации жертв политических репрессий » от 18 октября 1991 г. начинается массовый пересмотр политических дел. Еще до этого, Ю сентября 1991 г., был реабилитирован I. С. Гумилев. 27 апреля 1992 г. был реабилитирован В. Н. Таганцев. 29 мая 1992 г. была подготовлена реабилитационная справка по делу ПБО. В ней отмечалось, о «достоверно установлено, что ПБО, ставившей целью свержение Советской власти, как таковой не существовало, она была создана искусственно следственными органами из отдельных групп спекулянтов и контрабандистов, занимавшихся перепродажей денег и ценностей за границей и переправкой людей, желавших эмигрировать из России, а уголовное дело в отношении участников организации, получившей название только в процессе расследования, было полностью сфабриковано». Этот документ был подписан прокурором управления Прокуратуры РФ Ю. И. Седовым и старшим следователем по особо важным делам Следственного управления Министерства безопасности РФ Н. В. Гарус(15). Этот вывод Прокуратуры РФ стал основой для ряда публикаций, утверждавших, что «дело ПБО было полностью сфальсифицировано»(16).

Затем материалы по делу были предоставлены в распоряжение доктора исторических наук Г. Е. Миронова(17). Результатом стали его публикации в 1993 г. в журналах «Огонек», «Человек и закон», выход документальной повести «Начальник террора »(18). Книга вышла под общей редакцией государственного советника юстиции III класса А. Г. Звягинцева. Автор выражал благодарность за предоставленные материалы и консультации старшему советнику юстиции Г. Ф. Весновской, старшему советнику юстиции Ю. И. Седову и старшему советнику юстиции Н. Б. Вишняковой. Особая благодарность была высказана государственному советнику юстиции II класса К. С. Павлищеву(19). Наконец, книга Г. Е. Миронова сопровождалась предисловием генерального прокурора РФ В. Г. Степанкова «Пугающее зеркало истории»(20).

В предисловии подчеркивалось, что «дело ПБО » «было еще и первое крупное дело, от начала и до конца сфабрикованное Петрогубчека, и первое крупное политическое дело, инспирированное фактически по прямому "заказу" властных структур тех лет с целью создать прецедент осуждения по политическим мотивам большой группы представителей классов, сословий, профессий, менталитета, которые никак не вписывались в "прокрустово ложе" новой идеологии». Тут же отмечалось, что в ходе пересмотра этого дела и им подобных «очень важно быть беспристрастными, оставаться в своих оценках по возможности над схваткой»(21). Через восемь лет книга Г. Е. Миронова вышла под новым названием и в другом издательстве, но содержало тот же материал и туже оценку «дела ПВО »(22).

В книге сообщалось, что всего «дело ПВО » насчитывает 382 тома, что по делу привлекалось в общей сложности 833 человека, из которых подлежало освобождению за недоказанностью 288 человек. Но даже из числа последних в конечном счете два человека было расстреляно, один человек осужден на 1 год, один человек осужден на 6 месяцев, один человек выслан из Петрограда на 2 года и дело одного человека было направлено на доследование. В тексте дана характеристика вычлененных следствием в 1921 г. и позже «контрреволюционных групп и рассказано о судьбе людей, обвиненных в участии в них: «соучастники ПВО» — 173 человека, «явочные квартиры ПВО » — 31 человек, «похитители динамита» — 13 человек, «савинковские связи» — 4 человека, «лица, задержанные в засаде» —Л15 человек, «список профессуры, проходящей по делу Таганцева» — 33 человека, «список общественных деятелей (литераторов) и профессуры» — 43 человека, «список прочей профессуры» — 39 человек, «список активных студентов и научных работников, входящих в нелегальный студенческий совет » — 12 человек, «список врачей» — 40 человек(23). В доказательство того, что дело было полностью сфабриковано чекистами, Г. Е. Миронов процитировал доклад следователей Петрогубчека Губина и Попова, датированный 25 июня 1921 г., когда основные фигуранты были уже арестованы. В частности, в этом документе следователи отмечали, что «определенное название следствием не установлено, и каждый член организации называет ее по-своему... Не имея определенного названия, организация не имела определенной, строго продуманной программы, как не были детально выработаны и методы борьбы, не изысканы средства, не составлена схема... 3. Наличный состав организации имел в себе лишь самого Таганцева, несколько курьеров и сочувствующих... Террор, как таковой, не входил в их задачи. Частные случаи связи нельзя обобщать и говорить о существовании филиальных отделений организации... Таганцев — кабинетный ученый, мыслил свою организацию теоретически »(24).

Особое внимание в материалах реабилитации обращено на отсутствие каких-либо реальных обвинений даже в рас-стрельных приговорах. Например, уполномоченный ПГЧК писал в отношении жены Таганцева Надежды Феликсовны, что она «в подробности могла быть не посвящена... Доказательством ее непричастности к самой организации служит то, что, имея возможность уничтожить переписку В. Н. [Таганцева] во время засады, не сделала этого, так как не знала о существовании таковой ». Тем не менее она была расстреляна(25).

При такой, казалось бы, очень солидной обоснованности выводов реабилитационного дела Г. Е. Миронов сделал ряд утверждений, показывающих его весьма слабое знакомство с реалиями российской истории первой четверти XX в. Говоря о судьбе М. К. Названова, автор пишет, что тот проходил «по делу со странным, названием (курсив мой. —В. И.)"Уполномоченные собрания представителей фабрик и заводов Петрограда" (правильно — "Собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда". — В. И.)»(26). Оказывается, человек, пишущий о событиях 1921 г., не знает, что организация с таким названием возникла в Петрограде под руководством меньшеви-хов и эсеров еще весной 1918 г.
Другой пример еще более показателен. Рассказывая о гибели при переходе финской границы в ночь на 31 мая 1921 г. Ю. П. Германа, Г. Е. Миронов отмечает, что на теле убитого среди других бумаг было обнаружено письмо некоего Д. Д. Гримма.. далее идет следующий текст: «Кто такой Д. Д. Гримм..? Среди сотен репрессированных по делу находим знакомую фамилию: Вера Оскаровна Гримм... уборщица лаборатории государственного деревопропиточного завода », которая «была выслана из города », ибо «если не удалось доказать ее родство с убитым... каток чрез-зычайки ей все равно грозил»(27).
Этот пассаж буквально поражает, ибо не знать, кто такой Давид Давидович Гримм, автор, пишущий о России начала XX в., просто не имеет права(28).

К тому же, переиздавая книгу в 2001 г., Е. Миронов ни словом не упомянул о новых данных по «делу ПВО», появившихся за эти годы в печати. Между тем в оборот стали вводиться документы белой эмиграции, которые пролили новый свет на «дело ПВО». В 1995 г. Ю. Щетинов тзивел выдержки из доклада полковника . Э. Эльвенгрена, агента Б. В. Савинкова з Финляндии в начале 1920-х гг. Из него явствует, что восстание в Кронштадте действительно готовилось, но планирова-юсь на конец апреля 1921 г. А что касается организации Таганцева, то Эльвен-грен писал: «Организация эта объединяла е (или вернее, координировала) действия многочисленных (мне известно десять), совершенно отдельных самостоятельных групп (организаций), которые, жаждая сама по себе, готовились к переготу»(29). В 1996 г. появилась посмертная публикация В. Г. Бортневского. Здесь было напечатано письмо неизвестного Г. Е. Миронову Д. Д. Гримма П. Н. Врангелю от 4 октября 1921 г. В предисловии В. Г. Бор-тневский указал, что еще 16 июля 1921 г. Гельсингфорский отдел Всероссийского национального центра сообщал в Париж А. В. Карташову: «По поступившим из Петрограда сведениям, после провала организации В. Н. Таг[анцева], матросских и других более крупные образования рассыпались на мелкие ячейки, не имеющие объединяющих руководителей »(30).

В самом письме Д. Д. Гримм рассказывал: «.. .Был арестован Таганцев, игравший в последние годы видную роль в уцелевших в Петрограде активистских организациях и связанный, между прочим, с артиллерийским офицером Германом, который служил в финском Генеральном штабе курьером... Герман был убит при переходе финской границы, причем у него были найдены письма и прокламации... и подполковник Шведов, и лейтенант Лебедев попали в Петрограде в засаду и погибли... оба должны были быть не просто курьерами, а руководителями, и заменить их сейчас некем... Само сообщение (о раскрытии заговора и расстреле 61 человека. — В. И.)... все же устанавливает ряд фактов, знакомство с которыми свидетельствует о том, что некоторые из участников заговора дали весьма полные показания и раскрыли многие подробности...в списке расстрелянных значится целый ряд лиц, несомненно принадлежавших к существовавшим в Петрограде активистским организациям»(31).

В 1997 г. на основе работы в финских архивах и реабилитационных материалов, предоставленных ему сыном В. Н. Таганцева К. В. Таганцевым, выступил со статьей историк В. Ю. Черняев. Он указал, что по «делу ПБО » было расстреляно и убито при задержании 96 человек, отправлено в лагеря на 2 года — 51 человек, на 1 год — 29, на 6 месяцев —13, в детскую исправительную колонию направлен 1 человек, высланы из губернии —11, освобождены с зачетом и без зачета заключения 448 человек. Антибольшевистская деятельность В. Н. Таганцева началась осенью 1919 г., когда он установил связь с «Национальным центром» через Ю. П. Германа, курьера Юденича, ходившего из Финляндии в Петроград. Именно Герман свел Таганцева с англофильской группой И. Кюрца и профранцузской группой Э. Бато. После разгрома подполья В. Н. Таганцев не был задержан.

В дальнейшем В. Н. Таганцев восстановил организацию. Связь с Финляндией поддерживалась группой курьеров в составе Е. В. Болотова, А. Н. Толя, Б. В. Субросского. Их руководителем был Ю. П. Герман. В конце апреля 1921 г. В. Г. Шведов переправил в Петроград бывшего коменданта Кронштадтского ревкома М. Комарова и матроса А. Д. Паськова. Всего в группу входило 15 кронштадтских матросов-нелегалов. Под руководством В. Орловского был осуществлен поджог трибун накануне 1 мая на Дворцовой площади и на Петроградской стороне, а 15 мая взорван памятнику Володарскому»(32).

Таким образом, можно считать абсолютным фактом, что в 1921 г. в Петрограде существовала антибольшевистская и антисоветская организация под руководством В. Н. Таганцева, В. Г. Шведова и Ю. П. Германа. Она имела постоянные связи с белой эмиграцией и финским Генеральным штабом. Одновременно в Петрограде действовали другие антиправительственные группы и кружки, поддерживавшие контакты с организацией Таганцева. Подполье планировало организовать восстание в Кронштадте в конце апреля 1921 г. с одновременным выступлением в Петрограде. План был нарушен стихийными волнениями рабочих в феврале 1921 г. и стихийным восстанием моряков 28 февраля — 1 марта 1921 г. После поражения кронштадтцев антисоветское подполье продолжало действовать. Действия Петрогубчека нанесли по нему мощный удар. Но термин «Петроградская боевая организация», скорее всего, рожден в ходе следствия, которое нуждалось в нем, чтобы объединить все раскрытые группы и кружки. Остается невыясненной дата расстрела В. Н. Таганцева, ибо он был приговорен к расстрелу 24 августа, но 27 августа прошел еще один его допрос(33). Остается также не до конца выясненным факт заключения договора между Я. Аграновым и В. Н. Таганцевым, хотя, по-видимому, обещание о неприменении расстрелов Я. Агранов давал.

К сожалению, литературоведы до сих пор не знакомы с этими материалами и продолжают писать о якобы полной вымышленности «ПБО». Например, автор книги о Николае Гумилеве в серии «ЖЗЛ» отмечает, что «в недрах ВЧК родился дьявольский план по созданию мифической ПБО»(34). А. П. Шитов, написавший глубокую содержательную работу о Ю. В. Трифонове, ссылаясь на книгу Г. Е. Миронова, повторяет версию о полной фальсифицированности «дела Таганцева»(35).

Одновременно надо подчеркнуть, что меры наказания, расстрел свыше 90 человек были, безусловно, неадекватны действиям противников большевистского режима. В этом проявился страх власти перед «вторым Кронштадтом»; страх, постоянно присущий власти на протяжении многих лет.

(1) Известия ВЦИК. 1921. 24 июля.
(2) Петроградская правда. 1921. 26 июля.
(3) Известия ВЦИК. 1921. 31 августа.
(4) Петроградская правда. 1921. 1 сентября.
(5) Из ранних свидетельств о «деле ПВО » / Предисл. и примеч. И. Вознесенского // Звенья. Исторический альманах. Вып. 1. М., 1991. С. 470.
(6) Петроградская правда. 1921.1 сентября.
(7) Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 52. 1.278-279; Т. 53. С. 169,255.
(8) Голинков Д. А. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 2. М., 1978. С. 109-115.
(9) Плеханов А. М. ВЧК — ОГПУ в годы новой экономической политики. 1921-1928. М.,2006. С. 88-89, 323, 562.
(10) Терехов// Новый мир. 1987. № 12; Аукницкий С. Возвращение к делу Гумилева// Московские Известия ВЦИК. 1921. 24 июля.
(11) Петроградская правда. 1921. 26 июля.
(12) Известия ВЦИК. 1921. 31 августа.
(13) Петроградская правда. 1921. 1 сен-- . :ря.
(14) Из ранних свидетельств о «деле ПВО ». : 470.
(15) Петроградская правда. 1921. 1 сен-: !ря.
(16) Аенин В. И. Поли. собр. соч. Т. 52. " Г8-279; Т. 53. С. 169, 255. Аукницкий С.
Дорога к Гумилеву // Московские новости. 1989. № 48. 26 ноября. С. 32; Перчонок Ф. Ф. Список расстрелянных// Новый мир. 1989. Мэ 4. С. 263-265; Фельдман Д. Дело Гумиле-: I Там же. С. 265-269;
(17)Из ранних свидетельств о «деле ПВО». 1466-470.
(18) Там же. С. 472-473.
(10) 15 декабря 1923 г. «Петроградская равда» (с. 4) сообщила о завершении след-Ревтрибуналом ПВО по делу некоего Никитина, который якобы был в годы рево-«идейным анархистом», затем гла-варем уголовной группы, а в 1921 г. установил связь с В. И. Орловским и по поручению последнего именно Никитин в ночь на 1 мая сжег трибуну на площади Урицкого (Дворцовой), 15 мая пытался взорвать памятник Володарскому на бульваре Профсоюзов (Конногвардейском) и имел задание убить Н. М. Анцеловича (1888-1952), председателя Петроградского губпрофсовета.
(20) Резникова А. Из истории Петроградской боевой организации // Вестник «Мемориала». № 4/5 (10/11). СПб., 1995. С. 123-124.
(21) Черняев В. Ю. Финский след в «деле Таганцева» // Россия и Финляндия в XX веке. К 80-летию независимости Финляндской Республики. СПб., 1997. С. 182-183.
(22) Гончаров В., Панфилов А. Великая провокация// Вечерняя Москва. 1995. № 194 (21597). 19 октября.
(23) Миронов (Шоймер) Георгий Ефимович (р. 1941), доктор исторических наук, член Союза художников, член Союза писателей, член 16 российских и международных организаций, кавалер ордена св. князя Даниила Московского. Ряд публикаций по истории России начала XIX в. Автор исторических, детективных романов. — Обретенная гармония Георгия Миронова // Курьер Карелии. 2005. № 82 (982). 12 мая.
(24) Миронов Г. Е. «Дело» профессора Таганцева// Человек и закон. 1993. № 8. С. 51-67; Миронов Г. Е. Начальник террора («Заговор Таганцева»): Документальная повесть. М., 1993.
(25) Миронов Г. Е. Начальник террора. С. 2, 135.
(26) Там же. С. 3-10. В книге предисловие не подписано, но авторство В. Степанкова легко устанавливается по журналу «Человек и закон» (1993. № 8. С. 51-58), где идентичный текст предисловия подписан генеральным прокурором РФ В. Степанковым.
(27) Миронов Г. Е. Начальник террора. С. 4, 5.
(28) Миронов Г. Е. Заговор, которого не было: Документальная повесть, или Уголовное дело № Н-1381/214224 о так называемой «Петроградской боевой организации». М., 2001.
(29) Миронов Г. Е. Начальник террора. С. 11, ПО, 118-120,122-125.
(30) Там же. С. 127-130.
(31) Там же. С. 119.
(32) Миронов Г. Е. Заговор, которого не было. С. 76.
(33) Там же. С. 26, 39.
(34) Гримм Давид Давидович (1864-1941), декан юридического факультета и ректор Санкт-Петербургского университета (1899-1914), член Государственного совета (1907-1914), товарищ министра народного просвещения в 1917 г., член ЦК партии кадетов. В 1921 г. — редактор газеты «Новая русская жизнь», русский представитель в Финляндии, назначенный парижским совещанием послов.
(35) Щетинов Ю. За кулисами Кронштадтского восстания// Родина. 1995. № 8. С. 69-70.

Источник: http://eugend.livejournal.com/10436.html

Похожие статьи:

НовостиВ Госдуме объявлена тревога

История в политикеДень воли: народ и оппозиция

История в политикеНепризнанные государства южного кавказа и этнополитические процессы на юге россии

История в политикеО голоде, геноциде и свободе мысли

НовостиИван Охлобыстин. Иисус не любит шоу-бизнес?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1287 просмотров
Комментарии (0)
Добавить комментарий